Смотреть гонгофер (1992) в Full HD качестве ОНЛАЙН

Дата: 10.01.2018

гонгофер (1992)

Как правило, они вызывают негативную реакцию, выдавая принципиальную чуждость комикса отечественному менталитету. Слишком уж явное отсутствие какого бы то ни было пафоса и внутренняя холодность при внешней перенасыщенности сюжета коробит чувствительную русскую душу. Для комикса характерно, во-первых, пренебрежение социально-исторической конкретикой.

И кому, как не настоящему казаку, вступить в бой с нечистой силой? Мистическое — вот лучший цементирующий материал для хорошего комикса. И чем более бессмысленной и нелепой предстает мистика, тем более органичным и замкнутым в своей целостности получается произведение. Московская ведьма а с виду то ли манекенщица, то ли валютная проститутка с гоголевским именем Ганна соблазняет казака и подменяет ему глаза — были карие, а стали голубые.

Непонятно и упорное желание героя во что бы то ни стало вернуть глаза обратно если бы цвет не изменился, он бы вообще не заметил подмены. В комиксе желания и поступки персонажей преподносятся как данность, а сказочное условие исполнения желаний — единственный закон, которому подчиняется эта бутафорская реальность.

Чтобы получить глаза обратно, казак должен съесть сердце кабана по кличке Гонгофер. Но на этом приключения не кончаются — герои еще попадут в нехорошую квартиру в одной из московских многоэтажек, чтобы вступить в схватку с двумя старухами и двумя собаками. Однако до недавних пор сказочные фильмы должны были подчиняться неписанным правилам. Во-первых, за малым исключением все они снимались для детской аудитории.

В-вторых, их действие должно было происходить в стародавние времена, в далеком царстве-государстве. Первое правило диктовало понятную детско-школьным массам стилистику киносказки с четким, ярким изображением и лексикой, где страшное выглядело не очень страшным, а, напротив, скорее смешным и безобидным.

Второе правило нарушалось крайне редко, так как волшебники, ведьмы, черти и прочая нечисть, по мысли "высших инстанций", могли восприниматься на фоне современных зданий чуть ли не воплощением авторского мистицизма. В тех же случаях, когда волшебство и колдовство допускалось в "наши дни" к примеру, в "Снежной сказке" Э. Сахарова , на экране возникали "крамольные" ассоциации и "ненужные" параллели... Словом, появление на российских экранах фильмов, подобных "Омену" или "Сиянию" до поры до времени нельзя было и вообразить.

В 90-х ситуация повернулась на 180 градусов. Российские экраны заполнились леденящими кровь киноужасами и сказками-"страшилками". Вампиры, упыри, вурдалаки, зомби, дьяволы, ведьмы и прочая нечисть стали частыми гостями от Москвы до самых до окраин... Авторы "Гонгофера" откровенно иронизируют как над старыми, так и над новыми штампами страшных киносказок, однако я бы не решился назвать картину Килибаева пародией в чистом виде.

Фантазия на тему, стилизация в духе клиповой эстетики, вот так, наверное, будет точнее. Сюжет, достойный "Свинарки и пастуха", благо, что и сама фактура помпезных фонтанов, и открытые, не обремененные излишним интеллектом выражения лиц героев словно созданы для кинематографа, прославляющего доблестный труд и культурный отдых самых лучших в мире колхозников.

Но вскоре незамысловатая комедия о впервые попавших в Москву провинциалах прерывается роковой встречей Кольки с белокурой красоткой Ганной, оказавшейся ведьмой. В любовном экстазе она подменяет парню его глаза...

Килибаев намеренно снимает эту коварную подмену шокирующе натуралистично. Камера задерживает наше внимание на растекающейся глазной слизи в ладони вероломной Ганны, окруженной адским мерцанием. А дальше начинается цепь забавных и достаточно страшных эпизодов, в которых Колька и его дядька пытаются вернуть украденные очи... За спиной Бахыта Килибаева уже десяток сценариев и несколько режиссерских работ, поставленных совместно с Александром Барановым.

Но при всем том режиссеру удалось, на мой взгляд, снять динамичное и зрелищное кино, причудливо сочетающее мифы эпохи "соцреализма" со спецэффектами в духе Джо Данте...